Елена Краснова (Helen Krasnova)

Читайте публикации в категории:

Александр и Елена Красновы

Просмотров: 445
Дом снаружи и внутри
УЗДРА БУДЛАНУЛА БОКРА
Есть такая заковыристая фраза — «глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокренка». Придумал это один ученый-языковед, доказывая, что можно выразить смысл ситуации даже непонятными словами, если все грамматические правила соблюдены. Этот казус вспоминается, когда рассматриваешь картины Александра Краснова. Здесь обыденным делом занимаются невообразимые существа. Хотя, почему невообразимые? Ведь художник смог их увидеть своим внутренним взором, и вот перед нами куздрилки и бокрючки — «как живые».

В гости к Александру и Елене мы напросились еще в марте, когда встретились с ними на выставке молодых художников «Мартовский кот», — ее организовала Елена Краснова, а Александр по сценарию концептуальной акции исполнял свою музыку. Потом прошла их собственная персональная выставка «Неземные соседи» в Доме художника и вот, наконец, мы у них в гостях. Тему для беседы искать не пришлось – работы художников есть в частных и общественных интерьерах, которые мы показывали в журнале.


Александр, Лена, расскажите немного о себе.

Александр Краснов: Я окончил художественное училище в 1992 году. Елена – тоже, мы вместе учились. А поженились сразу после третьего курса. Уже 15 лет вместе.

Александр, откуда берутся темы для фантастических картин? Не от семейной жизни, надеюсь. Или вспоминаются школьные времена, когда читал сказки?

Александр Краснов: В школе на уроках в тетрадке рисовал динозавров-птеродактилей.

Высказываю гипотезу: вы, Александр, большой любитель фантастики. Так?

Александр Краснов: Да, так. Но, как ни странно, люблю не космическую science fiction, а ту, где дело происходит на Земле.

А современные визуальные виды искусства пробовали – видеоарт, цифровые технологии?

Александр Краснов: Я снимал ролики. Еще обычной камерой, анимационные, короткие. Сейчас учусь работать с цифровой.

Елена Краснова: Саня рассказы пишет. Есть у него и целая галерея смешных карикатур. Он иллюстрировал фантастику – Михаила Успенского в журнале «День и ночь», книгу Клиффорда Саймака, изданную в Красноярске.

Лена, слышал, что вы помогаете мужу и профессионально, когда остаются незаконченные наброски к картинам, вы их воплощаете в глине.

Елена Краснова: Да, попробовала, когда готовили выставку. Я закончила в 2000 году наш Институт, отделение «художественная керамика», да и с детства занимаюсь глиной. Игрушки лепила и во время учебы – иногда продавала, чтобы заработать.

Вы из Красноярска?

Елена Краснова: Я из Зеленогорска, а Саша родился в Питере, а потом жил в Хакасии.

Чудесно! Среди древних курганов! Наверное, должен быть интерес к сибирским архаичным культурам? Или подобные мотивы в ваших картинах — чистая игра творческого воображения?

Александр Краснов: Я люблю древность, но по большей мере в моих картинах — чистая фантазия.

И какая этника привлекает?

Александр Краснов: Наверно, ближе Африка. Или Северная Европа. Привлекают древние кельты.

Елена Краснова: Интересовалась разными культуры и обнаружила параллели: все начинали с одного – солярные знаки, крестообразные символы, стилизованные фигурки людей. Сравнивала африканские рисунки и наши северные – очень много общего, хотя климат накладывает отпечаток.


Александр, а среди художников можете указать родственные души, похожие направления? Скажем, сюрреализм?

Александр Краснов: Сразу могу назвать Иеронима Босха. А вот Сальвадор Дали не очень мне нравится. Много «гона», хотя есть красивые картины.

Можно художников разделить на две большие группы. Одни просто пишут красоту, а другие хотят выразить мысль, передать послание. К примеру, Константин Васильев создавал сказочные сюжеты, мифические образы русских богатырей. Как принято сейчас выражаться – манифестировал.

Александр Краснов: У меня, наверное, манифест – это космический реализм, иные миры. Но не люблю навязывать свои идеи.

Лена, вы ведь еще преподаете в институте. Любопытно, есть сейчас у молодых интерес к искусству или они только «тусуются и оттягиваются»?

Елена Краснова: В нашем институте некогда «оттягиваться» — пашут, как папа Карло. На керамику поступает не очень много народа, а на дизайн, искусство интерьера – большой конкурс. Дизайн стал моден, поскольку считается, что там можно заработать.


Кто учится на керамиста, имеет потом возможность заняться интерьерами?

Елена Краснова: Если человек талантливый и разносторонний, то да. Но специализация дает тот профессионализм, который своими стараниями получить сложно. У нас очень хорошие преподаватели, — Владимир Николаевич Одношивкин, Елена Александровна Смирнова. И студенты не расслабляются.

Что сейчас в керамике интересного? Что в моде?

Елена Краснова: Я лично леплю, как чувствую – что хочу выразить, донести до зрителя. А вообще, много течений, но основное здесь – интерьерное направление, а там главное — пожелания и вкусы заказчика. Надо ему в модерновом стиле – пожалуйста. Надо в этническом или классическом – и это тоже. Керамика — материал податливый, послушный, но капризный.

Кроме работы на заказ, какой творческий выход может быть у художников? Наверное, выставки? А где – в России или бываете за границей?

Елена Краснова: Стараемся. Вот недавно я приехала с Крымской международной выставки, где мы с Юлей Юшковой показывали свои работы. Там, в Севастополе, недалеко от античного города Херсонеса, есть галерея современного искусства «Зеленая пирамида». Нас пригласили, и мы вместе с Юлей поехали, жили там целый месяц. Поучаствовали в фестивале, где были художники из Украины, из Болгарии, а из России – Санкт-Петербург, Новосибирск, Курск, и мы из Красноярска.

Достойно выглядят красноярцы?

Елена Краснова: Сам себя не похвалишь… Да, наша керамика не хуже, чем у других, она имеет и свой стиль. Увидели на фестивале в Севастополе «родную керамику», спросили – чья? Оказалось, Алена Залуцкая из Новосибирска — выпускница нашего института. По ее работам было видно — училась в Красноярске. Даже не знаю, что сказать, в чем конкретная особенность. Может быть, в осмысленности, в наличии содержательной идеи. А основатель «красноярской керамики» — профессор Алесь Яковлевич Мигас, он работает со дня открытия кафедры.


Я заметил, что керамика в салонах идет по ценам не слишком высоким.

Елена Краснова: К сожалению.

Творческая работа, а получается дешевле серийных штамповок.

Елена Краснова: За границей авторская керамика очень дорогая. Даже простые сувениры, вручную слепленные домики. А нам в России сбил цены Китай, потому что ввозят много дешевых ширпотребовских сувениров. Авторские работы.… Люди не готовы к тому, что такие изделия должны быть дорогими. Хотят купить, что подешевле. Привыкли, что керамика – это цветочные горшки. Между тем, работать керамисту не просто: некоторые формы очень сложны, и мало придумать — надо еще и сделать качественно. Есть пластика, которая требует гипсовых форм. Слепить, высушить, обжечь… Везде ручной труд.

А вы бывали на Западе?

Елена Краснова: Довелось в Париж съездить, когда Саня выиграл конкурс.

О! Что за конкурс? Как выиграл?

Елена Краснова: Картинкой. Конкурс был объявлен компанией «Липтон». Условия: чтоб было интересное сюжетное изображение, а в нем представлен логотип чая «Липтон». И Саша изобразил космодром, инопланетяне пьют чай, а с небес звездолет «Липтон» спускается. Картина получила Гран-при – это поездка на двоих в Париж. Напечатали об этом заметку в «Огоньке». Это случилось в 1999 году. Целую неделю мы гуляли по Парижу, посетили множество музеев.

Все-таки, художникам иногда везет. Тем более, что надо развивать международные связи. Например, через Интернет. Развиваете?

Елена Краснова: Это у нас мечта — иметь выход в Интернет из дома. У Саши и сайт в Сети есть.


Считается, что в провинции художник известности не получит, не продвинется. Но сейчас Всемирная паутина дает возможность деятелям визуальных искусств быть «на связи» с целым миром и презентовать свои произведения везде. Короче, можно ли работать, проживая в провинции?

Елена Краснова: Мне кажется, надо здесь работать. В провинции чище и проще. А там, где переизбыток творческих личностей — много всяких интриг, все плетется что-то. Можно стать известным художником и хорошо жить здесь, а работы будут представлены в каталогах. А можно поехать в столицу и никем не стать. Главное — работать хорошо и от души. Но, конечно, очень нужны менеджеры, которые бы помогали продвигать работы на рынок, потому что художник — это такой человек, который себя рекламировать не умеет. Существо легкоранимое. Художник может встретить непонимание – и руки опустились. И вдохновение кончилось.

У нас в Красноярске есть компетентные в искусстве менеджеры?

Елена Краснова: Пока не встречали, а вот в Новосибирске есть. Мы с Юлей Юшковой выставлялись там в галерее «Старый город»: привезли работы, а персонал галереи организовал яркую презентацию. Множество нужных людей пригласили – и они пришли. Умеют работать с клиентами. А у нас, когда проводили выставку, самим все пришлось организовывать – уж как сумели. Кстати, после Новосибирска нас и заметили галеристы из Крыма, увидели на сайте галереи «Старый город».

К счастью, в Красноярске есть продвинутая публика, которая сама проявляет заинтересованность. Я хорошо знаком с интерьерными делами и знаю, что у нас в городе большой интерес и даже любовь к местным художникам. Очень часто их произведения, и ваши в том числе, встречаются в домашних интерьерах, и в общественных – банках, кафе, офисах. Город благожелателен к художникам.

Елена Краснова: Да, мы знаем. И Сашины работы пользуются успехом. У нас даже дома-то почти ничего нет, кроме того, что Саня мне подарил.


Своеобразное выражение симпатии. А что, вообще, представляет из себя семья художника?

Елена Краснова: Это что-то с чем-то – смесь взрывчатая. Если один работает, то другой не подходи. Но мы друг друга просто любим, относимся терпимо, прощаем. Когда я работаю, как хозяйка я уже никто. Прихожу поздно и не до того. Зато Саня сам готовит. Если же он работает, тогда уже я на хозяйстве. Но мы все эти творческие заморочки понимаем, не ругаемся. У нас дружная семья, и наша радость – дочка Марина.

Перейдем на личности. Что еще вас интересует кроме искусства? Наука, философия, может быть, какие-то духовные учения?

Александр Краснов: Помимо всякой философии, — музыка. Даже вместо философии. А читаю я только художественную литературу.

А у вас, Лена, какие увлечения?

Елена Краснова: Под музыку я люблю работать. Надеваю наушники и включаю композиции Александра Краснова. Еще люблю бардов, сама пою, играю на гитаре. Книги… Сейчас увлеклась суфийским учением – познавая себя, познаешь Бога.

Интересно. Суфизм — это восточное. А у нас обычно стремление к западной эзотерике или к традиционной православной философии.

Елена Краснова: Я христианка, православная, крещеная, верю в Бога, Но суфийское учение не противоречит христианству, а помогает себя полнее раскрыть. Человек должен понять, какова цель в жизни. Многое начинаешь осмыслять заново. Только на себя полагаться нельзя, без помощи Бога человек ничего не сможет достигнуть, Есть силы, которые могут вмешаться, и если не дано тебе что-то совершить, то этого и не будет. Вообще, я стараюсь открыть в себе интуитивный канал.


И как, получается?

Елена Краснова: Получается, если работать над этим постоянно. Работаю. И физические упражнения специальные делаю.

Саша, смотрю, собрал целую коллекцию моделей оружия. А у вас, Лена, какое хобби?

Елена Краснова: Люблю путешествовать, узнавать новое. Игрушки я тоже люблю, но другие. Те, что из глины. Я и начинала лепить – «под дымковскую» игрушку. Сейчас пробую перенести игрушечную эстетику на полотно, в рисунок. Недавно купили ряд моих работ для оформления детского оздоровительного центра. Кошки-зайчики. Люблю кошек – очень пластичные существа. А Саша участвовал недавно в конкурсе фантастических персонажей в журнале «Художественный совет». Послал свои работы, пришла грамота и небольшая премия.

Александр Краснов: Это японцы организовали, видать для мультипликации своей чего-то искали, хотели найти новые образы…

Значит, скоро увидим ваших инопланетян в японских фильмах! Оживить этот ваш мир было бы здорово.

Александр Краснов: Есть предложение заняться компьютерной анимацией, но не знаю, чем такой проект увенчается.

Александр, у вас в картинах столь странные персонажи, но монструозного не чувствуется – в них злобы нет. Просто этакие существа своеобразные, чуднЫе. Между прочим, Босх, на которого ты ориентируешься, автор кошмарных, совершенно инфернальных картинок.

Александр Краснов: Я не ориентируюсь на Босха. Просто когда-то меня сильно затронули его образы – получил некий толчок. Вот и все идейное влияние. Начал рисовать сначала картинки к фантастическим книгам, а потом свой мир нашел.

Но, все-таки, это современное искусство?

Александр Краснов: Не испытываю потребности в отходе от нормальных живописных норм. Пусть существа и фантастические, но стремлюсь сделать их реальными, объемными, чтобы зритель поверил в их действительность.

Елена Краснова: Хочу отметить: если, скажем, я что-то леплю, то потому что насмотрелась – Африка, народные традиции, живые формы. А Саня никаких инопланетян не видел. Он рисует, но откуда это приходит? Я думаю, что где-то есть такие миры, и он просто улавливает реальные образы существ, живущих там.

А может Саша видит их во сне? Музыка какая сочиняется, космическая?

Елена Краснова: Когда я слушаю Сашину музыку, глаза закрываю и вижу эти миры.

А.К.: Композиции использовались для озвучки документальных фильмов, говорят – похоже на музыку кино. Но мои существа – не из сновидений. Хотя, знаешь ли, бывали случаи по утрам: выхожу из сна, и чувствую, кто-то за ногу меня кусает. Как бы коготками или зубками, будто кошка. Хотя про вещие сны – специалистка по вещим снам у нас Лена.

Елена! Скажите нашим читателям что-то пророческое…

Елена Краснова: Если будет конец света, то Красноярский край останется цел, и Сибирь спасет человечество! Но, если серьезно (а я к этому отношусь серьезно), были предчувствия, которые потом сбывались. Однажды во сне, я в образе светящегося шарика летала по запутанным коридорам, и там сидела женщина, которая говорит: «Спрашивай!» Я всякие вопросы задавала, самые дурацкие. Потом она мне сказала – лети обратно, а то не успеешь…

Вот чудеса… Саша, твои фантастические миры – они на других планетах или параллельные нашему пространству-времени? Как по-твоему, мир устроен? Бесконечная пустота и шарики звезд-планет или как-то еще? Может вокруг нас не реальные предметы, а трехмерные изображения?

Александр Краснов: Я думаю, что есть бесконечность вглубь — и в микромире идут все новые и новые вселенные. Но это я не могу рассказать, надо описывать долго.

Было бы здорово, Александр, если бы вы с Леной взялись и создали книгу о Вселенной – со своими философскими текстами, рассказами и цветными иллюстрациями. Издание такой книги стало бы событием в России. Ничего подобного до сих пор не было.

Дом снаружи и внутри, октябрь #05.