Dounia Valine

Читайте публикации в категории:

Выставочная деятельность Dounia Valine

Dounia Valine: абстракция дает свободу мысли

Просмотров: 363

 

 

Сейчас в Красноярске проходит выставка ваших работ. Как вас принимают горожане? Скорее всего сибиряки не так привыкли к концептуальному искусству, как европейцы...

Dounia Valine: У людей как правило вызывает интерес все новое и необычное, неважно где они живут, во Франции или в Малайзии (улыбается). Люди реагируют по разному: кто- то любит абстракцию, кто-то хочет видеть привычные и узнаваемые предметы, кто-то вообще считает искусство пустой тратой денег. Это личное дело каждого. Лично я нахожу в абстрактной живописи огромный плюс: каждый в ней видит свое. Я очень люблю узнавать у зрителей, о чем они думают и что видят, рассматривая мою работу. Поразительно, насколько разные у людей бывают ассоциации. Такая живопись способствует самоанализу, ее можно использовать в медитациях.

Что касается европейского менталитета, то там все настолько привыкли к высокохудожественным странностям, что уже ничему не удивляются. Что интересно, в Париже художник всегда имеет очень высокий авторитет. Там если художник выставляет свою картину, она может либо нравится, либо не нравится, никто не будет спорить по поводу самого произведения. Никто не скажет, что это бездарно, скорее сочтет, что ему это просто не по вкусу. В Европе публика по части высокого искусства весьма высокообразованна, в том числе и простые люди, потому что искусство там повсюду: в ресторанах, клубах, даже в торговых центрах.

 Расскажите, пожалуйста, свою историю переезда во Францию.

Я родилась в Москве, в самом ее центре, на Арбате. Поскольку у меня родители работали в Большом театре в Москве, папа очень много гастролировал по всему миру, часто брал меня с собой. Мое детство было окрашено этими впечатлениями, мне с детства прививали западное мировоззрение. Если бы не папа, скорее всего меня не привела бы жизнь во Францию. И несмотря на то, что моя любимая страна это отнюдь не Франция, а Англия, и у меня была возможность уехать в Америку, судьба распорядилась иным образом.

В Москве я училась в Строгановке, когда встал вопрос о получении второго образования, я как и многие пыталась поступить сразу в несколько мест. В итоге, директор Независимой Консерватории Французского Кино позвонил мне лично и сообщил, что будет рад видеть меня среди своих студентов, что мне конечно прельстило.

 А почему кино? Вы хотели заняться режиссурой?

Нет, я уже с 94 года я выбрала направление в котором работаю. Поэтому я не считала необходимым учиться во Франции живописному искусству, я считаю на этот счет, что у нас в России очень хорошее образованиие. А кинематограф мне всегда был близок, одним из стимулов учиться там стало знакомство с гениальным режиссером нашего времени Эмиром Кустурицей. Очень мой хороший друг, у него в коллекции есть моя работа. Для меня это огромная честь, поскольку я считаю его одним из умнейших и нестандартно мыслящих гуру современной режиссуры.

 Кинематография как-то отражается в вашем творчестве?

Безусловно, мои работы живые по-киношному, игривые, от слова игра, динамичные. Они многим могут показаться оторванными от реальности. Что вполне резонно, поскольку кино — это и есть великая иллюзия.

 

Кому вы посвящаете свои картины?

Серия черно-белых работ, к примеру, посвящена моей большой любви. Такая цветовая гамма была выбрана из-за нашей общей страсти к черно-белой фотографии. Несмотря на то, что есть темные работы, ни одну из них нельзя назвать мрачной. Все мои картины создавались в периоды наполнения души доброй и оптимистической энергией. У меня нет ни одной депрессивной работы.

То есть вы обычно работаете, когда вам легко на душе? А когда плохо?

Я работаю всегда. Когда передо мной холст, мне перестает быть плохо, я попадаю в другой мир, где есть только холст и краски, и такой мир для меня намного важнее, чем не всегда идеальная реальность.

 В произведениях вы используете свои фотографии?

Да, это везде я: маленькая, взрослая. Все мои работы автобиографичны, семь работ посвящено моему детству. В них я обращаюсь из своего нынешнего возраста к себе ребенку. Эти работы яркие, красочные, раскрепощенные. Смелость, яркость красок, непосредственность — все это свойственно ребенку, и это есть в моих картинах. Каждый в душе немного ребенок, поэтому эта тема вполне актуальна для многих.